Всего две недели

Мне осталось быть вместе с Лёвой всего лишь две недели. 7го июля Эллен выйдет в 4х недельный отпуск, мы поедем в гости в Ингеборг, потом в Петербург, и потом Лёва почти сразу пойдёт в детский сад (с 4 августа). Ужасно быстро!

Удивительно, насколько сильно он изменился за те полгода что я с ним провёл, и страшно подумать что с ним будет ещё через год. Я замечаю что мне всё сложнее и сложнее составлять ему пару, играть с ним и развивать его. Я понимаю что ему нужны учителя и люди, которые понимают детей более профессионально. Я могу и буду давать ему заботу, следить что с ним всё хорошо, и что ему хорошо.

Дела.

Норма жизни

Через год с небольшим после того как родился Лёва, я начал воспринимать его как норму жизни, а не временное чрезвычайное положение.

Больше не кажется странным всегда проверять закрыта ли дверь на балкон, убрана ли собачья еда и поднят ли туалетный ёршик. Всегда держится в голове что сначала надо убедиться что всё в порядке с ним, потом подумать о Зите, а потом о себе. Удивительно много времени это заняло!

Кто тебя усеял?

Дом напоминает поле боя — Лёва и Зита (в первую очередь Лёва) убираются целый день, потом убираем за ними мы.

Лёва уже весьма неплохо ходит, отпраздновал свой первый день рождения и скоро подаст документы на вторую свою российскую визу. Всё неплохо, да.

Плохие дни

Хорошие дни пролетают так, что их не замечаешь, а плохие дни стараешься не замечать как только они пролетели. Обычно они начинаются с того, что Лёва плохо спит (просыпается 3-4 раза за ночь, не засыпает быстро).
Читать далее «Плохие дни»

Хорошо отбитый кусок мяса

Сегодня у меня получилось, совершенно случайно, поспать час или полтора вечером, и (у нас около 10 вечера) я внезапно замечаю насколько же я и Эллен измотаны каждый вечер.
Ощущение что на тебе не остаётся живого места, все силы ушли на то, чтобы выловить Лёву в 25й раз из собачьей миски, или поймать его в прыжке на радиатор с отламывающимся термостатом. И это продолжается по ощущениям уже несколько месяцев к ряду.
Говорят это из-за маленького ребёнка в доме, и говорят это пройдёт. :)

Формальности

Пишу о том, как устроены формальности в связи с декретом в Норвегии. Мы предполагаем что оба родителя работают (не как частные предприниматели). Обычно можно выбрать между сохранением всей зарплаты на период декрета или немного более длинным отпуском с 80% зарплаты. В первом случае родителям даётся, кажется, 43 недели, во втором 57.

Первые три недели обязательно берутся мамой перед намеченной датой родов. После родов у каждого из родителей есть квота, которую они обязаны взять, иначе она пропадёт из отпуска. Для мамы это 6 недель (если я не ошибаюсь, она обязана их взять сразу после родов), для папы это 14 недель.

То есть, например, если у вас 80% отпуск и папа взял только 4 недели декрета, то общая продолж отпуска будет 47, а не 57 недель. 10 недель сгорят так как они не выбраны по квоте. Это сделано для того, чтобы подстегнуть отцов уходить в декрет наравне с матерями. Надо сказать, что эта мера вполне работает (в Осло, по крайней мере), и на улице постоянно видишь пап с коляской и чашкой кофе. В тоже время важно сказать что только около 2/3 мужчин целиком выбирают свою квоту, и практически все мужчины берут отпуск по минимуму — 14 недель, ни днём больше.

И да, наше новое правое правительство скоро уменьшит квоту для отцов до 12 недель, объясняя это тем, что это дополнительная свобода такая для семьи – выбирать кто будет сидеть с ребёнком. На самом деле дело в том, что мужчины в среднем больше зарабатывают, и берут минимум декрета, а значит уменьшатся выплаты по пособиям при уменьшении их (нашей) квоты.

Там есть ещё несколько нюансов, но они не так важны, именно так в общих чертах работает система декретного отпуска в Норвегии.

Мы выбрали 80% зарплаты и разделили его 50 на 50. То есть мне и Эллен досталось по 27 недель (первые три не в счёт). Потом мы добили немного отпускам, и получилось около 14,5 месяца декрета на двоих.

Концентрация

Замечаю что мне становится сложнее сосредоточиться на чём-либо больше чем на 10-15 минут. Присмотр за Лёвой приучает к тому, что надо быть начеку когда он не спит, и тебя гарантировано отвлекут.

Поэтому очень легко скатываешься в занятия, которые не требуют концентрации и времени на вхождение (сеть, телевизор, судоку и так далее). Пока что я начал злоупотреблять бесцельным сёрфингом.

Мораль для меня тут в том, что надо дисциплинировать себя, и заниматься чем-то стоящим, а не сидением в сети, когда есть свободная минутка, да.

Поменялись ролями

Раньше я разбрасывал повсюду носки, не убирал за собой, а Эллен обращала на это внимание.

Сейчас всё стало наоборот, я складываю ненавязчиво её одежду тут и там и смотрю на кучи нужных вещей, которые лежат на одном месте неделями.

Всё отлично

Ничего особенно не пишу потому, что писать особенно ни о чем. Примерно через 8 недель после выхода в декрет у нас с Лёвой наладились ежедневные дела, всё идёт хорошо и спокойно.
Он отлично ест, играет и веселится. Мы 2-3 раза в неделю куда-н ходим – н прогулку подлиннее, в музей или на мою работу, отвлекаем коллег.
Мы закончили ремонт, и Лёва переехал в свою комнату, стали получше спать по ночам.
Каждый день ходим на работу к Эллен, он ест и засыпает. В общем всё хорошо.

На выходные поедем за город, мы снял номер в отеле (он называется «книжный»!) у моря, посмотрим каково там. Должно быть славно.

В общем лёгкое ощущение, что состояние чрезвычайного положения, которое началось у нас дома после его рождения, несколько отступает и жизнь налаживается.

Жалко, что большинство мужчин в Норвегии берут декрет только на 12 недель (положенный по закону минимум), тут только после 8й всё входит в норму. У меня впереди ещё 20 недель декрета, да.

Собака

Собаки существуют только в своём теле, для них нет ничего помимо их физических ощущений (голодна, что-то болит и так далее).

И они очень близки нам, стараются делиться своими переживаниями. Вот и сейчас Зита стояла за дверями закрытой ванной и скулила потому, что ей было одиноко (течка), хотелось быть ближе к кому-н из хозяев (в идеале — лежать в обнимку). И это страшно приятно порой, но иногда я не могу закрыть эту потребность в сочувствии, и появляется чувство что совесть моя нечиста.

Иными словами я ощущаю что сейчас у меня совершенно нет сил на то, чтобы сочувствовать ещё и ей. Мне с ручками и ножками хватает остальных домочадцев.